Шагал - обложка книги
Цена: 512

Шагал Шагал Арт-Родник Книга о Марке Шагале: поэте, мечтателе, экзотическом создании. Шагал казался своего рода посредником между разными мирами. Сын бедняков, выросший в многодетной, вечно нуждающейся семье, занял благодаря своему таланту достойное место в изысканном мире элегантных художественных салонов. По своему внутреннему складу он был аутсайдером: то ли иудей, презревший древний запрет на создание образов, то ли русский, вырвавшийся из оков своей самодостаточности. Шагал всю жизнь сохранял особое, ни с чем не сравнимое обаяние аутсайдера. Обыденность была столь далека от жизни художника, что, появляясь в его картинах, принимала форму странных видений. Своим искусством и своей жизнью художник усиленно культивировал образ одинокого визионера, гражданина мира, так и оставшегося ребенком, пришельца, заблудившегося в мире чудес. Его картины, полные религиозности и глубокой любви к родному краю, - возможно, самый страстный призыв, который когда-либо звучал в современном мире, к терпимости и уважению ко всему непохожему, другому.
512 RUB
Шагал Книга о Марке Шагале: поэте, мечтателе, экзотическом создании. Шагал казался своего рода посредником между разными мирами. Сын бедняков, выросший в многодетной, вечно нуждающейся семье, занял благодаря своему таланту достойное место в изысканном мире элегантных художественных салонов. По своему внутреннему складу он был аутсайдером: то ли иудей, презревший древний запрет на создание образов, то ли русский, вырвавшийся из оков своей самодостаточности. Шагал всю жизнь сохранял особое, ни с чем не сравнимое обаяние аутсайдера. Обыденность была столь далека от жизни художника, что, появляясь в его картинах, принимала форму странных видений. Своим искусством и своей жизнью художник усиленно культивировал образ одинокого визионера, гражданина мира, так и оставшегося ребенком, пришельца, заблудившегося в мире чудес. Его картины, полные религиозности и глубокой любви к родному краю, - возможно, самый страстный призыв, который когда-либо звучал в современном мире, к терпимости и уважению ко всему непохожему, другому.